Людмила Монастырская: "Моими концертами в Америке занимается менеджер Лучано Паваротти" | Music-Review Ukraine
Головна
Інтерв'ю
Людмила Монастырская:
Монастирська Людмила
Людмила Монастырская: "Моими концертами в Америке занимается менеджер Лучано Паваротти"
Солистка Национальной оперы Украины, выступающая на самых известных сценах мира, приехала в Киев, чтобы спеть в родном театре
23 липня 2015, четвер
Поширити у Facebook

Через несколько недель певица Людмила Монастырская улетает в Лондон.

В Королевском театре Ковент-Гарден начинаются репетиции «Макбета», где она поет заглавную партию. Потом весь коллектив знаменитого театра едет на большие гастроли в Японию. Затем состоится открытие театрального сезона в Хьюстоне, где украинская певица будет блистать в «Тоске». Чуть позже оперная дива выйдет на сцену Метрополитен-опера. Там у нее тоже партия Тоски.

Небольшой перерыв в работе Монастырская наметила себе лишь на конец декабря. Она прилетит в Киев, споет на сцене родной Национальной оперы и даст камерный концерт в филармонии. Потом — снова Америка, где в Метрополитен-опера артистка будет петь в «Сельской чести». Оттуда отправится в Вену, на премьеру «Аиды». Людмила уже давно получила титул лучшей Аиды мира.

Людмила Монастырская  (фото Сергея Тушинского, "ФАКТЫ")

График Монастырской расписан на несколько лет. Ею занимаются два менеджера с мировыми именами. С завидной регулярностью певица получает предложения остаться навсегда в той или иной стране. Но Людмила всегда отказывается. Говорит, что ее голос звучит так сильно, потому что черпает силы из родной земли. Получив небольшой перерыв в работе, певица тут же летит домой, чтобы увидеть детей и выйти на сцену Национальной оперы…

— Когда вы заключили свой первый серьезный зарубежный контракт?

— В 2009 году в наш театр приехал известный продюсер Дэвид Завалковский. Он периодически бывает в Киеве, слушает артистов, ищет новые голоса. Дэвид сам бывший скрипач. Учился в Москве, но уже 20 лет живет в Швеции. Сейчас он работает как агент известного агентства IМG, где состою и я. Их главный офис находится в Нью-Йорке, а филиалы есть во многих странах мира. Это одно из самых солидных музыкальных агентств.

У меня два менеджера: Дэвид (по Европе) и Джек Мастрояни (по Америке). Кстати, Джек был менеджером Лучано Паваротти. Имя этого менеджера открывает двери во многие театры мира. Он занимается буквально несколькими артистами, в числе которых повезло быть и мне. Менеджерам я плачу от 10 до 15 процентов из своего гонорара. Плюс налог в стране, где работаю. В Америке это 30 процентов, в Германии — 21, в Италии — 40 процентов.

— Сумма вашего гонорара, надо полагать, довольно внушительная?

— Да, это приличные деньги. Я понимаю, за что так напряженно работаю. В идеале все оперные певцы должны получать такие гонорары. Постсоветские театры, конечно же, не имеют возможности достойно платить артистам, поэтому в Украине я работаю практически из любви к Родине.

— Вы наверняка могли уехать из страны?

— Сейчас меня упорно приглашают в Швейцарию. Но я привязана к родной Украине, где живут мои родители, дети. Да и климат Швейцарии мне не подходит.

— У оперных звезд достаточно сложные райдеры. Лучано Паваротти, приезжая в Киев, требовал, чтобы в его гостиничном номере была кухня со всем необходимым оборудованием и стол на шесть персон.

— Лучано был великим певцом и мог пожелать все, что хотел. За мой райдер отвечает агентство, понимая, что я исполнительница высокого уровня. Сейчас уже настало такое время, когда я могу выбирать, где мне петь, с какими партнерами и дирижерами. Недавно отказала очень выгодному предложению театра в Палермо, потому что у меня длительный контракт с Метрополитен-опера.

В Нью-Йорке снимаю квартиру недалеко от театра. Это стоит недешево, но мой гонорар позволяет. В прошлом сезоне я была там с детьми. Мы жили в шикарных апартаментах с тремя спальнями в небоскребе. В Америке мне комфортно работать. Я пела на сценах театров Лос-Анджелеса, Кливленда, Нью-Йорка, Хьюстона. Скоро второй раз еду в Хьюстон. Знаете, для артистов высокого уровня продумано все до мелочей. Костюмы для спектаклей — это же просто фантастика!
Стилисты на примерке выверяют каждый миллиметр моего тела. Им удается так шить наряды, что они скрывают все недостатки фигуры.

— Вы пели на оперной сцене вместе с Пласидо Доминго…

— У нас было по несколько спектаклей в Валенсии, Барселоне, Берлине и Лондоне. Он потрясающей доброты человек, которому даже можно иногда поплакаться в жилетку. У Пласидо дом в Нью-Йорке и квартиры во многих странах мира. Я никогда не бывала у Доминго дома, но несколько раз мы ужинали вместе в ресторанах. Пласидо предпочитает испанскую и итальянскую кухни.

— А вы?

— Мне нравится японская. Очень люблю суши. «Подсела» на них, когда выступала в Японии. Честно говоря, редко готовлю дома. Для меня это пройденный этап. А вот отец моих детей прекрасно готовит. Когда-то сын сказал: «Мама, ты так вкусно готовишь, уже почти как папа».

Людмила Монастырская

— Диеты придерживаетесь?

 Разве что могу пару дней посидеть на салатах. Если у меня вечером выступление, то утром ем что-то существенное. Например, салат «Цезарь» с куриным мясом. Потом еще раз перекусываю, а с двух часов дня до семи вечера не ем вообще. В течение спектакля в перерыве могу съесть яблоко. Зато за время выступления выпиваю два-три литра воды. После спектакля мне обязательно нужно поесть. В идеале это белая рыба и белое вино. Чтобы лучше спать.

Правда, раньше после спектакля я была так физически истощена, что выпивала лишь полстакана воды и отключалась.

— Вы стали богатой женщиной?

 Я не бедный человек. Но для меня деньги никогда не были на первом месте. Считаю, их надо уметь тратить. И чем чаще, тем больше тебе прибывает.

— И на что тратите вы?

 Люблю бриллианты, драгоценности. У меня много брендовых вещей: пальто, шубы, обувь. Признаюсь, люблю шопинг.

— То, чем сейчас занимаетесь, воплощение вашей детской мечты?

— Я выросла в Ирклиеве Черкасской области, где не было, разумеется, театра и, признаться, в детстве мало что понимала в оперном искусстве. Просто пела, потому что мне это очень нравилось. Еще во время учебы в школе как солистка хора участвовала в районных, республиканских и даже всесоюзных вокальных конкурсах.

Помню, как на одном из них завоевала путевку в лагерь «Молодая гвардия» под Одессой — в Советском Союзе он считался очень престижным.

— Ваши родители имели отношение к искусству?

— Мамина семья очень певучая. Дед пел в хоре, мама одно время думала о поступлении в консерваторию, но для этого надо было ехать в Киев, а она решила остаться дома, в Черкассах. Закончила филологический факультет Черкасского университета. Кстати, мы до сих пор часто поем в два голоса. Я очень благодарна маме, что она всегда поддерживала мое желание стать певицей.

— Сколько вам было лет, когда уехали в Киев учиться в музыкальное училище имени Глиэра?

— Я поступила туда после девятого класса, мне исполнилось 15 лет. Это был один из самых тяжелых периодов моей жизни. Я, еще девчонка, привыкшая к заботе родителей, вдруг очутилась одна в большом городе. Поселилась в общежитии, а в училище ездила на трамвае. Наверное, меня могут понять только те, кто прошел через общагу. Это было трехэтажное здание, на каждом этаже которого жили студенты разных учебных заведений: училища имени Глиэра, эстрадно-циркового училища и института культуры.

Грязные кухни, неопрятные туалеты и душевые кабины в цокольном этаже для всех жильцов. Если я раз в неделю не вырывалась домой, у меня начиналась депрессия. Я приезжала, рыдала, но мама каждый раз находила слова, чтобы меня успокоить. Она всегда верила в мой талант.

— В музыкальном училище учатся четыре года, вы же закончили его за три…

— Я за один год сдала программу третьего и четвертого курсов. Хотела двигаться дальше, поступать в консерваторию, и у меня это получилось довольно легко. На вступительных экзаменах в консерваторию пела «Тоску». Для 18-летней девушки это было достаточно сложно. Но я взяла верхнее си-бемоль, и преподаватели, посовещавшись, единогласно зачислили меня.

— Тогда вы уже понимали, что стали одной из лучших?

— Всегда стремилась быть лучшей и в музыкальном училище, и до него, и после. Я ведь по натуре лидер. Консерватория стала для меня совершенно новым этапом жизни. Переехала в общежитие, расположенное на Оболони. Оно уже было приличное (квартирного типа), чистое, ухоженное. И тут неожиданно для всех я вышла замуж за своего сокурсника. Денег катастрофически не хватало, и в это время объявили о приеме заявок на Международный конкурс имени Лысенко. Мы с мужем решили принять участие, но для этого каждому надо было внести залог в размере 60 долларов. Помню, как мы ходили по банкам с просьбой выдать нам в кредит эту сумму. В конце концов подали заявку. В итоге я получила Гран-при. Приз составлял 5 тысяч долларов. Я заплатила налог тысячу 100 долларов и на руки получила 3 тысячи 900. По тем временам для нас это были бешеные деньги! Через полтора месяца после победы у нас родилась дочь Анюта, и практически вся сумма была потрачена на ребенка.

— Вы участвовали в конкурсе, будучи на восьмом месяце беременности?!

— Это ничуть не мешало. Честно говоря, у меня не было особых амбиций. Просто очень хотелось заработать деньги. Когда уже заканчивала консерваторию, у нас родился сын Андрей. Это были непростые годы нашей жизни. Было тяжело, ведь воспитывали детей сами. Часто репетировали дома после бессонной ночи. Счастье, что очень помогали мои родители. Если бы не они, даже не знаю, как сложилась бы моя творческая судьба. Кстати, я больше не участвовала в конкурсах. Не люблю подобные состязания. Почему должна кому-то доказывать, что я лучше других?!

— Правда, что были времена, когда вы выходили на сцену в роли… кушетки?

— Это было уже, когда я пришла на сцену Театра оперы и балета для детей и юношества. Нас с супругом пригласил на работу его тогдашний художественный руководитель и главный дирижер Алексей Баклан. По сути, он нас просто поддержал, и не только морально — наша зарплата увеличилась сразу в десять раз. Но репертуар детского театра был достаточно специфическим.

Я пела Тролля в «Снежной королеве», мальчика Бума из «Волшебной музыки», Лисичку в «Зайке-почтальоне»: «Вот хвостик крупный, вот хвостик мелкий, вот куцый хвостик, а вот большой…» Дети были в восторге! В «Сказке о царе Салтане» исполняла партию Поварихи, а потом Мелитрисы, которая родила царю Гвидончика. Кстати, его играл мой сын Андрюша — в детстве он был похож на ангелочка.

В спектакле «Дитя и волшебство» Равеля мне действительно пришлось играть Кушетку. У меня был партнер — Диван. Маленьких зрителей после окончания спектакля просто невозможно было вытащить из зала — им все нравилось! Когда меня второй раз пригласили на работу в Национальную оперу, я еще несколько месяцев доигрывала свой репертуар в детском театре. На утреннем спектакле играла Тролля в «Снежной королеве», а вечером пела в «Аиде» на сцене оперного.

Оглядываясь назад, понимаю, что благодарна своей профессии за все, что происходит со мной. Петь для меня просто жизненно необходимо. Мечтаю, чтобы и у детей тоже все сложилось с профессией. Пока никто из них не хочет связывать свою жизнь с музыкой, ведь это достаточно тяжело. Надо быть фанатом и лидером. Да, порой мне нелегко, но иначе я жить не хочу!


Автор: Таісія БАХАРЕВА
Виконавці: Людмила Монастирська
Джерело: fakty.ua



Інші:

«Елегія військового часу»
Головний диригент Полтавського театру імені Гоголя Олександр Сурженко відзначає 65-річний ювілей
Ярослав Ткачук: життя у… балеті
Андрейс Осокінс, латвійський піаніст
КОМПОЗИТОРКА БОГДАНА ФРОЛЯК: «ТРАГІЗМ, СВІТЛО, ДРАМАТИЗМ І НАДІЮ ПЕРЕЖИВАЄМО МИ, УКРАЇНЦІ, В ЦЕЙ ТЯЖКИЙ ЧАС ВІЙНИ»
Світова зірка Людмила Монастирська
Роман Григорів, Ілля Разумейко: «Сучасне мистецтво, сучасна опера — це те, що відрізняє нас від росії»
«В Європі почали слухати українську музику»
Диригентка Оксана Линів: Чайковського треба українізувати
Творчий шлях композитора і диригента з Луцька Володимира Рунчака
"Вже це все набридло": співачка Монастирська про те, як замінила путіністку Нетребко і настрої за кордоном
Львівський органний зал: українські ноти, які об'єднали світ
Музика свободи і віри
"Співпрацювати з руснею не буду", — як жив і загинув в окупованому Херсоні диригент Юрій Керпатенко
Василь Василенко: “Ми повинні відроджувати й репрезентувати своє мистецтво у світі
Олександр Родін про нові творчі проєкти
Допитували всю ніч та знімали з трапа літака: оперна співачка Марія Стеф'юк розповіла, як її переслідувало КД
Сюрпризи від Ігоря Саєнка
Актор Анатолій Хостікоєв - про театр під час війни, контакт із глядачем та чому Україні не можна програвати
Єжи Корновіч про оперу «Родинний альбом»: «Європа – це велика родина»
Микола Дядюра про прем’єру та гастрольні маршрути
Раду Поклітару: “Прем’єра “Тіней забутих предків” – це подія світового масштабу!”
Цьогоріч на Шевченківську премію подали 74 заявки у 7 номінаціях: Євген Нищук про критерії та залаштунки премії
Роман Ревакович: Останнім часом мене засипають питаннями про український репертуар [інтерв'ю]
«Україна ще має відбутися як оперна держава»: розмова з першим українським композитором, який пише музику для Метрополітен-опера
Балет “Мадам Боварі” - новинка в афіші Національної опери України
Як козаки і пірати москалів били: мюзикл «Неймовірні мандри і пригоди козака Василя Сліпака»
«Забудьте про російську культуру, яка пригнічує вашу власну»
Майбутня прем`єра “Сойчиного крила” стискатиме серце глядача, — директор-художній керівник “Київської опери” Петро Качанов
Зірка, патріотка і наша сучасниця
Рок Фаргас: «Я дізнався про багатьох неймовірних композиторів України»
Музика + театр
Михайло Швед: “Розширюємо репертуарні грані новими творами, виконавцями та ідеями”
“Я ентузіаст створення нового українського репертуару”
Казка від Юрія Шевченка
Олена Ільницька: «Сподіваюсь, мій твір є моїм внеском у Перемогу»
«Маріупольська камерна філармонія відроджується у Києві», — диригент колективу Василь Крячок
“Я хочу показати слухачам нашу потужну мистецьку школу, українську самобутню культуру”
У Львові відкрити Камерну залу імені Мирослава Скорика
“Псальми війни”
      © 2008-2024 Music-review Ukraine






File Attachment Icon
6001.jpg